22


  • Коротко
Колонки

Во имя Розы и Леона

"Если, двигаясь на север по Якова Свердлова, повернуть на Юрия Спегальского и, уткнувшись в Николая Некрасова, поехать направо – к Вацлава Воровского, то дальше по этой улице на запад, можно попасть на площадь Владимира Ленина".

 

На фото: Вацлав Вацлавович Воровский, российский дипломат, публицист, литературный критик. Был убит в результате теракта белоэмигрантов в Лозанне в 1923 году.

 

Звучит непривычно, не правда ли? Конечно, таким образом объездной путь улицы Карла Маркса никто описывать не будет – мы привыкли упоминать названия этих улиц без имен тех людей, в честь которых они были названы. И наоборот. Вот, кстати, почему не просто "Маркса", а Карла Маркса? Почему гражданка Люксембург, а также Поземский, Фабрициус и Райнис удостоились чести быть увековеченными полностью, а Пушкин и Гоголь – нет?

 

Проведите тест – поинтересуйтесь у своего ближайшего окружения, как звали по имени человека, чья фамилия многократно размножена на табличках домов на улице Некрасова. Многие ли вспомнят это имя сходу? А ведь хотя бы один стих этого великого русского поэта каждый из нас учил наизусть в школе. "Однажды, в студеную зимнюю пору…" – это же хрестоматия!

 

А вот о Леоне Поземском мы знаем гораздо меньше. Вроде бы один из первых комсомольцев, даже лидер псковского ВЛКСМ. На сайте областного архивного управления есть справка горкома о трагической гибели 23-летнего большевика: "весь отряд Поземского, обстреливаемый артиллерией белоэстонцев, погиб в неравной схватке, а сам он, раненный в ноги, потерял сознание. Его приволокли в штаб белых… пытали (прокалывали раскаленным железным прутом щеки, рвали ногти), желая узнать фамилии комсомольцев, оставленных в Пскове на подпольной работе… Весь день его терзали, а вечером, истерзанного, оттащили к реке Кебь и расстреляли".

 

На фото: Леон Поземский в 1915 году. Один из организаторов РКСМ, председатель оргбюро по созыву I Псковского губернского съезда РКСМ.

 

Про Яна Фабрициуса известно куда больше – один из латышских стрелков, воевал, как и Поземский, против Булак-Балаховича, председатель ВРК Псковского уезда. Историки разных эпох полярно отзываются об этой личности. Советская пропаганда, понятно, трубит об отваге и мужестве красного комиссара, а современные источники рисуют Фабрициуса, как кровожадного злодея, устровшего резню в Гдове и Луге, грабившего мирных жителей и расстреливавшего отступающих красноармейцев в составе своего заградотряда. Погиб этот смешной усач в 1929 году на пляже в Сочи при загадочном падении самолета в воду – говорят, приказал летчику снизить высоту ниже допустимой, чтобы покрасоваться перед дамой.

 

На фото: Ян Фрицевич Фабрициус

 

А другой Ян, и тоже латыш – Райнис – вовсе даже никакой и не революционер, а обыкновенный поэт и драматург. Ну, как обыкновенный – один из авторов латвийской Конституции, в 1920-х был директором Национального театра Латвии, министром образования, даже баллотировался на пост президента. Много писал о пролетариате, потому и увековечен.

 

На фото: Райнис (псевдоним) - настоящие имя и фамилия — Янис Плиекшанс.  Латышский поэт, драматург, переводчик, политик, общественный деятель. 1865-1929

 

Олег Кошевой – участник антифашистского подполья "Молодая гвардия", действовавшего на Украине. В январе 1943 года 16-летнего комсомольца раскрыла немецкая служба безопасности. Мальчишку пытали, да так, что волосы на голове поседели: выкололи левый глаз, избивали цепями и обрывками пулеметных лент, пока кожа не превратилась в кровавое месиво. За неделю до освобождения красными города Ровеньки, где происходили все эти зверства, Олега и четверых его ровесников расстреляли в лесу.

 

На фото: бюст Олега Кошевого в мемориальной музее в городе Ровеньки (Украина)

 

Можно много рассказывать про каждого из тех, чьи имена мы отчего-то так часто называем полностью, только какой толк? Все равно в сознании псковичей это уже не люди и не исторические личности, а так – топонимы. В местный сленг навсегда впечатались "Янушка", "Карлуха" и даже "Львуха", наряду с "Ямой" и "Болотом".

 

А если идти до конца и приводить названия улиц к единообразию, упорно вводя в оборот адреса: Михаила Калинина, Константина Рокоссовского, Семена Байкова, Ивана Киселева, Виктора Малясова, Константина Шестака? Тоже не вариант - переучивать псковичей уже поздно, и все эти достойные и не очень люди навсегда останутся лишь табличками с фамилиями.

 

Есть и совсем радикальный выход: раз революционеры и красноармейцы увековечиваются лишь на языке, но никак не в памяти псковичей, можно попробовать начать все сначала. И переименовать бессмысленные улицы во что-нибудь более близкое и понятное населению  – Ленточная, Тележечная, Рыночная, Телецентровская, Гаишная, Собесовская, Почтовая, Поликлиничная – в соответствии с образом действий и жизненными циклами большинства народных масс. Особенно будут рады жители псковских отшибов, которые и сами, небось, путаются во всех этих расположенных рядом пролетарских адресах: "перекресток Инженерной и Индустриальной; на Труда между Текстильной и Энтузиастов" – это же просто ассоциативный разрыв мозга.

 

Можно покопаться и в недавней истории: вон, у нас даже улицы Ельцина до сих пор нет. Не говоря уж об улице Гердта. Да и всяких креативных названий можно напридумывать немало: Тещин тупик, Шиномонтажный переулок, Барахольный проезд, мост имени Набережной, Свадебный проспект. Кстати, говорят, где-то уже регистрируют улицу Творческая и аллею Многодетных.

 

Ревнители бюджетных финансов возразят: это ж сколько денег придется потратить! Но и тут есть решения, как сэкономить, не отменив салют летом. Можно ведь не разрушать все до основания, а лишь немного подкорректировать – удалить лишнее. Так может появиться и улица Роз, и улица Льва, и даже – давно пора – проспект Леона. Красиво ведь? То-то и оно.

 

Даниил НОВИКОВ

 

Даниил Новиков
Версия для печати


Идет загрузка...